Главная / Культура / От Дерриды к Деррида: биография философа в эпоху постмодернизма

От Дерриды к Деррида: биография философа в эпоху постмодернизма

От Дерриды к Деррида: биография философа в эпоху постмодернизма

  

Сыр с плесенью и прочие канделябры галльской культуры хорошо известны, в частности, любовь французов к изящной словесности, жанру эссе и философии-где-попало от будуаров до кафе. Перед нами уникальная биография одного из самых знаменитых философов конца прошлого века — Жака Деррида. В бытность свою провинциальную философскую я бы склонил — Дерриды. Поскольку даже не знал, как правильно… Книга позволяет чуть лучше познакомиться с «брендом» постструктурализма. Для желающих перейти на следующий уровень можно порекомендовать книги госпожи Автономовой, которая много Деррида переводила и размышляла о переводе заодно. Для тех, кто хочет занять противоположную сторону, можно порекомендовать замечательную книгу «Интеллектуальные уловки: критика современной философии постмодерна» (Авторы — Алан Сокал и Жан Брикмон). Там вы сможете прочитать критический взгляд на Деррида и ко. Но для начала нужно понять, в чём проблема… И, надо заметить, будем честны, что не так много прохожих на улице страдают от тонкостей «фундирования онтологии» или парадоксов «онто-онтического различия». Нельзя сказать также, что большинство пенсионеров России просто мучительно стремится преодолеть метафизику деконструкцией. А если стремится, то всё-таки несколько иными способами, чем написанием такого рода текстов.

Бенуа Петерс

Биографом выступает Бенуа Петерс, который известен и как писатель для комиксов, режиссёр, и вообще человек творческий. Биография написана по всем законам «деконструкции» как жанра: с обилием писем, отступлений, пояснений, экскурсов и экскурсий в другое, сносок к сноскам, комментариев к комментариям. Короткие абзацы огромной книги медленно ведут нас по лабиринту биографии философа, чередуя подробности быта и личной жизни, этнических, личных и политических злоключений с «философией»… До какой-то степени можно странным образом задуматься о том, что такое биография философа, или даже алжирского еврея, если уж на то пошло. Правда, что ли — жил, умер, между этим думал? Деррида с удовольствием снимался в документальных фильмах про него, выступал на конференциях, слыл трудоголиком, если не графоманом по числу написанных томов, где он искал «убежище» в письме. Размышлять о судьбе «философа» всё более интересно как о судьбе человека. Драматургии характера. Сама жизненная стратегия, желание попасть «в круг» или, наоборот, отмежеваться от институций. С кем-то дружить. Где-то издаваться. В каких-то кафе выпивать. В этом есть что-то от судьбы разведчика или дипломата. Как научиться пробиваться наверх? С помощью слов, преимущественно. В западном интеллектуальном пространстве это происходит чуть иначе. Для «феодальной» России проблемы европейской интеллектуальной среды кажутся несколько странными. Тут профессуре гуманитарных вузов отчёты бы заполнить… Вокруг кормушек и корыт тут всё чуть жёстче, чем в Париже.

В самих своих текстах Деррида не брезговал каламбурами, ложными этимологиями, словами-телескопами. Он мог придумать слова «носталжирия» или «анархивный». Судя по анкетным данным, писец Бартлби был любимым литературным героем философа, а стратегия ускользания стала основной. Во многом философия Деррида это и есть «сам» Деррида с его работой «деконструкции метафизики», элегантностью, трубками и плащами, жестами и полными залами… Никогда не думал, что буду думать про Деррида, как про «поп-философа», но… Как и в случаем с Хайдеггером, вокруг имени Деррида расходятся, как за лайнером — в две стороны волны ниспровергателей и поклонников, прихотливо пересекаясь на разных языках и континентах… Давая примечательную текстовую рябь комментариев и интерпретаций. Особую популярность Деррида получил среди американских литературоведов почему-то. Понятно почему. Индивидуализм в цене. Как главная «идеология».

Обложка книги Бенуа Петерса «Деррида»

Биография эта удивительна (кроме факта существования подобных толстенных книжек про философов) возможностью соединять ткань жизни и ткань мысли. Все эти лакуны Лакана. Кстати говоря, в книжке приводится единственное написанное Деррида Лакану письмо. Согласно логике жанра, его должны продать с молотка. Короче говоря, для ценителей французской культуры и философии — то, что надо. Можно выпить центнер кофе и съесть корзину круасанов. И дискурсов с повидлом. Мне же как-то грустно читать подобные книжки, словно бы сталкиваешься с крушениями собственных «призраков». Я знакомился поверхностно с идеями Деррида в ранней юностей на фоне уральской «интеллектуальной сцены» среди сирени и сталинского ампира, кислотных дождей над заводами, бомжей, разрухи, иномарок, уличных пере-стрелок (ещё не дошедших до думы воров в законах) с трупами, героиновых проституток в дешёвых белых штанах на перекрёстах, полной растерянности «учителей диамата», которые столкнулись с «новым мышлением» и «плюрализмом» с неожиданных сторон… На этом фоне изящество французской мысли (чем менее понятной, тем более изящной) не могло не привлекать. Мне запомнились прекрасные семинары Николая Владимировича Суслова, который читал нам спецкурс по французской философии, сам после недавних стажировок во Франции. Увы, я не стал философом, но с тем большей радостью я хочу закончить эту рецензию тем, что передаю ему привет.

Источник

Смотрите также

В Калуге открылась выставка зарубежных почтовых марок, посвящённых футболу

  В Калуге открылась филателистическая выставка «Футбол, приуроченная к Чемпионату мира по футболу-2018 в России. Как …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *